Общество и люди

«У папы, как и у его брата, от коронавируса сгорели легкие. Оба были врачами»

8:01 9 июля 2020
военный врач Иван Гайда и хирург Олег Гайда

В Черкассах похоронили 52-летнего хирурга Олега Гайду, который умер от осложнений коронавируса. Двумя неделями ранее от коронавируса умер его родной брат — 58-летний начальник Львовского военного госпиталя Иван Гайда. Так как братья жили в разных регионах, они в последнее время не встречались, но при этом заболели практически одновременно.

Читайте также: В Украине каждый пятый заболевший COVID-19 — медик: инфекционист объяснил, почему так происходит

«Первые симптомы отец почувствовал в день, когда дядя умер»

Жена Олега Гайды тоже заразилась коронавирусом. Она сейчас в больнице. Чтобы женщина могла попрощаться с мужем, гроб с его телом привезли под окна ее палаты. На похоронах даже незнакомые люди не могли сдержать слез. Сын Олега Гайды Игорь, тоже хирург, рассказал подробности семейной трагедии.

— Мама сейчас в состоянии средней степени тяжести. У нее односторонняя пневмония, — рассказал «ФАКТАМ» Игорь Гайда. — Ее госпитализировали 1 июля. Папа умер вечером 30 июня, но я сразу ей об этом не сказал. Она находилась в изоляции, была сама в квартире, и я боялся… Сообщил уже на следующий день. Маме было плохо, температура поднялась до 38,7, начались проблемы с кишечником. Сатурация (насыщение крови кислородом. — Авт.) была в норме. Правда, когда госпитализировали отца, у него с сатурацией тоже все было в порядке.

Папа заразился на работе. Городская поликлиника № 2, в которой он был заведующим хирургическим отделением, не принимала больных с COVID-19, но ведь никогда не знаешь наверняка, заражен пациент или нет. Человек может переносить коронавирус бессимптомно и при этом заражать окружающих. А людей в поликлинике всегда много. Кроме как на работе, заразиться папа больше не мог нигде. Ходил исключительно на работу и обратно, при этом всегда был в маске и перчатках. За время эпидемии он даже ни разу не заходил в магазин — все заказывал через интернет, потому что так безопаснее. Общественным транспортом не пользовался, ездил в поликлинику на своей «семерке»…

Отец прекрасно знал, что такое коронавирус. Его друг детства — начмед Монастырской райбольницы в Тернопольской области, где вспышка COVID-19 произошла еще в марте. Папа еще тогда сказал, что ему нельзя болеть: «Если меня это поймает, то уже не отпустит». Хотя как таковых хронических заболеваний у него не было. Но он был крупный и боялся, что может сыграть свою роль лишний вес… К тому же у нас в роду было много «сердечников» (хотя, например, дедушка, будучи «сердечником», дожил до 82 лет).

Читайте также: «Лечить вас будет некому»: коронавирус вызвал коллапс в Харьковской инфекционной больнице

Потом мы узнали, что заразился дядя Иван, папин родной брат… Первые симптомы отец почувствовал в день, когда дядя умер. У дяди Ивана в тот день случилась остановка сердца, его подключили к аппарату ИВЛ. У него полностью сгорели легкие, и мы уже понимали, что это конец… У папы поднялась температура. Мы предполагали, что это на фоне стресса. Но температура держалась и на следующий день уже была 38,5. Из-за этого отец не смог поехать на похороны дяди, хотя для него это было очень важно.

Они с братом были очень близки. Вроде бы и на расстоянии, но при этом все время вместе. Они постоянно созванивались, всем делились друг с другом. Не сговариваясь, покупали одни и те же вещи. Мне кажется, даже со мной и с мамой отец не был так близок, как с дядей Иваном. Кстати, именно дядя в свое время познакомил моих родителей. Дядя Иван был маминым однокурсником. Однажды он заболел и попросил папу сходить к однокурснице за конспектами. Так мой папа познакомился с мамой.

Получилось, что на похороны поехали только мы с мамой. Когда вернулись, увидели, что состояние отца не улучшилось. У него держалась температура, а на следующий день появился кашель. Он сразу обратился к врачу. Рентген показал бронхит. Папа вовремя начал принимать антибиотики, активно лечился.

Полковник медицинской службы Иван Гайда был одним из ведущих специалистов в области военно-полевой медицины

— Ему сделали тест на коронавирус?

— Да. Сначала ПЦР-тест был негативный, но потом его переделали и получили позитивный результат. Через два дня и у мамы подтвердился COVID-19. После того как стало точно известно, что это коронавирус, я настоял на госпитализации отца. Хотел, чтобы он был под круглосуточным наблюдением. В больнице ему давали кислородную маску, хотя в целом его состояние было стабильным. Уже началась пневмония, но он не задыхался, получал адекватное лечение. В областной больнице были все необходимые лекарства. Ему давали очень сильный антибиотик.

«Несмотря на тяжелое состояние, умудрялся работать. Консультировал пациентов по телефону»

— Тем не менее с каждым днем отцу становилось хуже, нарастала одышка, — продолжает Игорь Гайда. — Я вспоминал слова знакомого врача, который тоже перенес COVID-19 и говорил о трех кризисных днях — когда задыхаешься, не можешь без кислорода, но потом становится лучше. Рассказывал об этом папе и надеялся, что он эти кризисные дни тоже преодолеет. Мы с ним все время общались, переписывались в «Вайбере». Я присылал фотографии его любимой собаки хаски, которую подарил ему год назад.

А папа, несмотря на тяжелое состояние, еще умудрялся работать. Он консультировал своих пациентов по телефону. Люди отправляли ему фотографии своих ног и других проблемных мест, а папа как хирург давал рекомендации. Сейчас нашел в его телефоне множество этих фотографий, и все были присланы, когда он уже лежал в больнице. Отец всегда говорил, что не может просто так оставить своих пациентов. Какой отпуск или больничный, если людям нужна его помощь?

Пациенты и коллеги хирурга Олега Гайды вспоминают о нем как об очень душевном человеке, который всегда приходил на помощь. Фото со страницы Олега ГАЙДЫ в Facebook

Еще через день папа уже был совсем слабым. Один раз поговорил с мамой и сказал, что была очень тяжелая ночь. Я ему писал, но сообщения оставались непрочитанными. Позвонил, но он не взял трубку. Оказалось, его перевели в реанимацию. А потом подключили к аппарату ИВЛ. Даже узнав об этом, я все равно верил, что отец поправится. Ведь есть случаи, когда пациентов, уже подключенных к аппарату, удается вытянуть. Наверное, я в тот момент уже рассуждал не как врач, а как сын, который очень любит своего отца…

Маме об аппарате ИВЛ не сообщил. Думал, что скоро папу стабилизируют, и тогда можно будет всем рассказать, что ему на пару часов понадобился ИВЛ. Но около восьми часов вечера перезвонили из больницы и сказали, что все…

Папа пробыл на аппарате всего четыре часа. У него сгорели легкие. Как и у дяди. Я до сих пор задаю себе вопрос, что же мы сделали не так. Своевременное лечение, лучшие лекарства… Так и с дядей. Дядя Иван был начальником Львовского военного госпиталя, и коллеги делали все, чтобы его спасти.

Читайте также: «Медики массово заражались, тестов никто не делал»: шокирующий рассказ жены умершего врача из Ровно

Иван Гайда был полковником медицинской службы и одним из ведущих украинских специалистов в области военно-полевой медицины. Среди его пациентов много военнослужащих, получивших ранения во время боевых действий на Донбассе. В 2015 году Ивана Гайду наградили орденом Данилы Галицкого.

— Дядя организовал мобильный госпиталь в зоне АТО, — рассказывает Игорь Гайда. — Благодаря этому удалось спасти жизни сотням раненых солдат. Ведь от того, как при ранении оказана первая помощь, зависит дальнейший исход событий. Дядя постоянно ездил в зону АТО, но почти никому об этом не рассказывал. Просто ехал и спасал жизни. Он был настоящим военным.

Иван Гайда организовавал в зоне АТО полевой госпиталь. Фото с сайта газеты «День»

Дядя, по словам Игоря Гайды, заразился коронавирусом в конце мая.

— Сначала он лежал во Львовском военном госпитале, который и возглавлял, — продолжает Игорь. — Состояние было стабильным. Госпиталь очень хороший, и мы не сомневались, что там ему окажут помощь в полном объеме. Но состояние ухудшилось, и его решили на всякий случай перевести в Киев. Дальнейшее лечение проходило в Киевском военном госпитале. А уже в предпоследние сутки его перевели в Александровскую больницу, потому что понадобился аппарат искусственного кровообращения.

«В прошлом месяце в нашей больнице больше пятидесяти медиков переболели коронавирусом»

В соцсетях под сообщениями о смерти братьев Гайда — сотни комментариев от благодарных пациентов. Люди называют их врачами от Бога и благодарят за спасение своих родных. Среди них много матерей военнослужащих, которых в зоне АТО спас Иван Гайда. А на прощании с Олегом Гайдой пациенты рассказывали, что запомнили его не только как хирурга, который был на связи 24 часа в сутки, но и как хорошего психолога.

Соболезнования близким Ивана Гайды выразили матери бойцов, которых он спас в зоне

— Многие пациенты признавалась, что после разговора с папой им становилось легче. Отец умел это делать, — признается Игорь Гайда. — Знаю несколько человек, которые имели проблемы с алкоголем, но после разговора с папой бросили пить… Если мне нужен был совет, я первым делом всегда звонил отцу. Он был моим лучшим другом.

Читайте также: «Узнав, что врач в Украине получает 200−400 евро, итальянцы спрашивали: «За час?»

Игорь Гайда рассказал, что сейчас случай заражения его отца расследует специальная комиссия, цель которой — найти того самого «нулевого» пациента, который «принес» COVID-19 в поликлинику. Хотя шансы установить этого человека стремятся к нулю. Ведь в поликлинику запросто могут заходить не только пациенты, но и их родственники. Или же человек, который даже не записан на прием и не оставил никаких своих данных.

— Живые очереди в поликлиниках никто не отменял. Зараженный человек может провести определенное время в очереди, а потом вдруг встать и уйти — такие случаи тоже бывают. И как ты его установишь? — вздыхает мой собеседник. — А возможно, это делают для того, чтобы потом сказать, что доказательств заражения отца в больнице нет — и таким образом сэкономить положенную заразившимся на работе медикам компенсацию. Мы без этой компенсации не умрем от голода. Но, думаю, отец все же заслужил, чтобы сейчас, когда его не стало, государство материально поддержало хотя бы вдову. Папа не собирался умирать, у него было много планов. Они с мамой занимались ремонтом дома, и теперь маме (дай Бог, чтобы она скорее поправилась) предстоит все это заканчивать и отдавать долги.

Игорь Гайда с женой и тремя детьми тоже сдавали тесты на коронавирус. У них результаты отрицательные. Игорь работает хирургом в Черкасской городской больнице скорой медицинской помощи № 3.

— В прошлом месяце в нашей больнице больше пятидесяти медиков переболели коронавирусом, — говорит Игорь Гайда. — После этого больницу разделили на чистые и грязные зоны, в кабинетах врачи не принимают — только спускаются к пациентам в приемное отделение. Разумеется, в защитных костюмах — ведь даже если человека привезли после аварии, это не исключает того, что он может быть заражен коронавирусом.

Нельзя забывать и о бессимптомных носителях, которых очень много. Люди, к сожалению, об этом не думают. В Черкассах на улицах толпы людей, кафе и рестораны переполнены. Впрочем, мы это видим по всей стране. Можно долго об этом говорить, но я скажу только одно: вы ведь можете даже не подозревать, что больны. И придя куда-то без маски, заразить человека, который мог бы жить еще долгие годы. Но вы его заразите — и он умрет. Помните, что от ваших действий может зависеть чья-то жизнь.

Читайте также: «Зачем вы нам врете?!»: сеть впечатлил пост возмущенного врача скорой помощи

Ранее «ФАКТЫ» рассказывали о смерти от коронавируса братьев-врачей в Кропивницком.

9116

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Читайте также
Новости партнеров