Общество и люди

Ольга Ляховая: «Дом для бедной кенийской семьи мы строили целых 10 дней»

16:09 1 августа 2020
Ольга Ляховая

Известную украинскую легкоатлетку, двукратную победительницу Европейских игр-2019, призера чемпионатов Европы в беге на 800 метров Ольгу Ляховую из Кременчуга Полтавской области пандемия застала в экваториальной Кении. В начале марта 28-летняя спортсменка улетела в эту страну для тренировок в условиях высокогорья, во время которых вырабатывается выносливость, и застряла там на неопределенное время. Она уже четыре раза меняла обратный билет. Сначала должна была вылететь 4 марта, потом — 31 мая, затем в июне. Но не получилось даже в июле. Теперь ждет 5 августа. Но Ольга времени зря не теряет. Каждый день, за исключением воскресенья, у нее тренировки утром и вечером. А в свободные часы она занимается благотворительностью. Недавно, например, с помощью друзей построила бедной вдове с четырьмя детьми дом.

«Среди местного населения популярна банановая самогонка»

В Кении Ольга Ляховая уже четвертый раз. Здесь, в небольшом городке Итен, расположенном на высоте 2 400 метров над уровнем моря, находится прекрасная спортивная база, на которой тренируются легкоатлеты со всего мира.

— В Итене, поскольку это экватор, нет резких перепадов температуры на протяжении года, поэтому здесь всегда комфортная погода, — рассказывает Ольга Ляховая, с которой мы общаемся с помощью видеосвязи. — Максимальная температура — 25 градусов тепла, минимальная — 15. Не зря это место называют Home of champions (Дом чемпионов), ведь большинство олимпийских чемпионов и чемпионов мира из Кении вышли отсюда.

Солнце здесь палящее, без защитного крема на улицу лучше не выходить — сгоришь моментально. Обычно мы с тренером Томашом Левандовским прилетаем сюда на несколько недель в марте, когда у нас еще холодно. Но в этот раз он не успел до карантина вылететь из Варшавы, и я оказалась в Кении только со своим физиотерапевтом (и гражданским мужем) Евгением Глинским.

Раньше нас на базе поселились украинские легкоатлеты Антон Грабовский и Даша Михайлова, Ринас Ахмадиев из России, Луиза из Албании, с которой мы подружились…

Вместе участвовали в благотворительном швейцарском проекте, который поддерживает самые бедные слои местного населения. Одно из направлений деятельности фонда — строительство жилья для тех, кто больше всего в нем нуждается. Однажды мы с друзьями решили, что хотели бы сами помогать нуждающимся кенийцам.

Провели благотворительный аукцион. Продавали через интернет местные сувениры, спортивную экипировку… На заработанные деньги покупали еду и самые необходимые вещи для нуждающихся семей. Многие поддержали нашу идею: нам поступали заказы из других стран, а некоторые люди просто помогали материально. И это воодушевило нас сделать что-то более глобальное. Например, построить дом. За три недели собрали нужную сумму.

Несколько дней Ольга с Луизой объезжали на мотоцикле окрестности Итена в поисках семьи, нуждающейся в крыше над головой. Увидели много нищеты.

— В Кении есть семьи, которые не следят за своими домами, — продолжает собеседница. — Нас поразила ужасная антисанитария. И много пьющих. Они гонят дешевый самогон из бананов. С работой проблемы, но все же, кто захочет, всегда сумеет заработать. Человек с месячным доходом в 100 долларов считается тут богатым. Средний доход — 30—50 долларов. А чтобы построить хороший дом, надо минимум 2 тысячи долларов.

«Для получения энергии кенийцы используют солнечные батареи»

Новый дом, который 32-летняя Беатрис и ее дети получили в подарок, стоит 2 400 долларов.

— И это дорого, — рассказывает Ольга. — Потому что для белых людей в Кении совсем другие цены. Нам продавали по завышенной стоимости все строительные материалы, дорого взяли за доставку. Собранных на аукционе средств не хватило — пришлось добавить личные.

Дом строили, по кенийским меркам, долго — 10 дней. Обычно местные сооружают такое же жилье за 3—4 дня. Много времени у нас заняла доставка стройматериалов. Дело в том, что подворье наших подопечных в селе Кисуп, что в 8 километрах от спортивной базы, где я тренируюсь, находится на возвышении. Даже трактор не смог заехать. Пришлось в руках все переносить. Помогали и дети Беатрис, и ее соседи. Здесь очень работящие люди.

— Неужели построили кирпичный дом?

— Нет, конечно, это слишком дорого, к тому же требуется специальное разрешение, что посильно разве что кенийским богачам. Нам понадобилось полтысячи кирпичей и полмашины камня для фундамента. Обычно хижины-мазанки бедняков стоят прямо на земле. Они делают деревянный каркас, на который накидывают глину вперемешку с землей, и все — дом готов. Чтобы вы представили степень ветхости такого дома, скажу, что семья Беатрис разрушила свой старый за пять минут. Он, конечно, был очень обветшалый, с дырками в стенах, и маленький — на одну комнату.

— Какие же материалы вы использовали?

— Деревянный каркас обшили изнутри листами ДСП, а снаружи — алюминиевыми щитами. Поставили железную дверь, потолки и полы покрасили, крышу сделали не плоской, а покатой. В общем, получился трехкомнатный добротный просторный дом размером семь на четыре с половиной метра. Мебель, правда, осталась старая, но мягкую мы почистили, а деревянные части продраили хорошо наждачкой и покрыли лаком. Беатрис и дети три месяца назад потеряли мужа и отца — его убили прямо на глазах у жены. Это был, пожалуй, первый по-настоящему радостный день за последнее время в жизни этой семьи. Все жители села им завидовали и просили нас о таких же домах для них.

Изучив в интернете инструкцию по строительству, Ольга Ляховая и ее друзья соорудили отличный, по меркам Кении, дом. Фото со страницы Ольги Ляховой в Instagram

— Кто был строителем?

— Основную работу выполняли Евгений и Антон, а мы с Дашей Михайловой (Луизу к тому времени Албания эвакуировала) ежедневно после тренировки привозили им еду и помогали, чем могли.

— Без строительных навыков взяли и построили дом?

— Представьте себе! Правда, перед этим изучили на YouTube теорию и наняли рабочего — он руководил процессом. И все, слава Богу, закончилось успешно.

Кстати, в домах бедных кенийских селян нет света. Для получения энергии они используют солнечные батареи. Тратят ее, в основном, только для зарядки кнопочных мобильных телефонов. Телевизоры есть только у богатых. Нет и кухни как таковой — еду готовят на костре, который разводят рядом с домом.

По окончании строительства мы организовали для всего села праздничный ужин, на который собралось около 50 человек. Испекли торт, пожарили мясо. Такие блюда кенийские семьи едят только по большим праздникам: на Рождество, Пасху, в дни рождения.

В тот прощальный праздничный вечер младшая дочка Беатрис поделилась с Ольгой своей мечтой — стать легкоатлеткой, чем растрогала нашу спортсменку до слез.

— Теперь я точно знаю, что в Кении есть еще одна семья, по которой будем скучать. Обязательно навестим их по возможности, — говорит Ольга. — Это большое счастье: осознавать, что ты изменил чью-то жизнь к лучшему.

За четыре месяца карантина Оля хорошо изучила жизнь и привычки местных жителей. Правда, страну так и не удалось посмотреть — столица Найроби и все большие города были на жестком локдауне, их открыли лишь несколько дней назад. До этого действовал комендантский час: разрешалось ходить только по двое, после 19:00 запрещалось покидать дома, было предусмотрено обязательное ношение защитных масок даже на улице. В селах возле каждого магазина, киоска и прилавка с овощами и фруктами в качестве антисептика используют бочки с водой, а рядом ставят жидкое мыло. За соблюдением карантина следит полиция. Методы у стражей порядка в начале пандемии были достаточно жесткие: за нарушения людей просто били палками и даже могли посадить в тюрьму. Поэтому сейчас никто не нарушает правила карантина.

Согласно статистике, количество заболевших на 51 миллион жителей не такое уж большое — свыше 11 тысяч человек, почти половина из которых приходится на столицу. В Итене был выявлен всего один коронавирусный больной. Но Ольга считает, что статистика искажена из-за недостаточного тестирования на COVID-19 — в день делают 300—350 тестов.

«Бывало, бежишь, а вслед тебе дети кричат: «Коронавирус, коронавирус!»

— Поначалу кенийцы считали, что именно белые люди завезли к ним инфекцию, — улыбается Ольга. — Бывало, бежишь, а вслед тебе детвора кричит: «Коронавирус, коронавирус!» Еще постоянно слышишь: «О, музунгу!» («О, белый!») И машут рукой, будто ты какая-то знаменитость. Люди здесь, в основном, доброжелательные.

Кенийским детям, похоже, очень понравились наши спортсмены

— Вы освоили кенийскую кухню?

— Пробовала многие национальные блюда, некоторые мне очень нравятся. Каждый день кенийцы едят кукурузную кашу — угали, бобы, рис, рыбу, шпинат, различные травы. Я была удивлена, что они не делают сыров, даже творога, хотя держат коров. Лишь молоко (его часто добавляют в чай) и кефир пьют. Разводят баранов, иногда кур. На огородах выращивают кукурузу, редко — картофель. Я научилась готовить на углях. Обожаю запеченные травы. Хотя неимоверно соскучилась по украинской кухне и больше всего по салу, которое в нашей семье никогда не переводится.

— Жизнь в Кении дешевая?

— Хорошо, что мое проживание оплачивает Федерация легкой атлетики. Мы живем в гостиничных апартаментах, а еду готовим сами. Можно найти совсем дешевое жилье, но оно и будет соответственного уровня. Цены на продукты высокие. Например, полтора килограмма картофеля стоит 1 доллар. Для кенийцев это слишком дорого. Примерно столько же надо отдать за литр молока, а за килограмм белого риса или за двенадцать яиц — 1,5 доллара. Полукилограммовая буханка хлеба стоит 60 центов, бутилированная вода — от 50 до 70 центов. Куриная грудка — целых 6 долларов за килограмм. Зато дешевые фрукты. Манго, авокадо, бананы, ананасы покупаем по 10—20 центов. А вот бюджетный завтрак в уличном кафе обойдется в 2—5 долларов, обед — от 3,5 до 7,5 доллара, ужин — от 5 до 8 долларов.

Кременчужанка, застрявшая в Африке, надеется, что знакомство с основными достопримечательностями страны — национальными парками, заповедниками и заказниками, в которых можно наблюдать жизнь диких животных, у нее все же состоится.

Спортсменка считает, что вынужденная задержка в африканской стране пошла ей на пользу — чем дольше тренируешься в горах, тем выносливее становишься, тем быстрее происходит акклиматизация в других широтах. Олимпиада в Токио, которая должна была состояться этим летом и готовиться к которой Ольга прилетела в Кению, из-за коронавируса перенесена на следующий год. А пока спортсменка планирует выступление на чемпионате Украины по легкой атлетике, который намечен на конец лета.

Ранее «ФАКТЫ» рассказывали о том, как украинская теннисистка Даяна Ястремская во время строгого карантина лично развозила продуктовые наборы пенсионерам и многодетным семьям в родной Одессе.

1731

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Читайте также
Новости партнеров