Общество и люди

«Выходит, что я сама себя подорвала»: бывшая пленница «ДНР» говорит, что покушения на нее не расследуют (фото)

19:01 31 июля 2020
Валентина Бучок

54-летняя дончанка Валентина Бучок, бывшая пленница боевиков «ДНР», на жизнь которой уже после ее освобождения из плена не раз покушались, причем в последний раз она серьезно пострадала, с возмущением узнала о том, что расследование по факту предыдущего (второго) покушения на ее жизнь не проводится, впрочем, и по факту первого — аналогично.

— Речь о том случае, когда 15 октября 2019 года мой муж обнаружил во дворе гранату, прикрепленную к растяжке. Вот этот факт полиция оформила как добровольную сдачу боеприпаса. Я узнала об этом случайно, — рассказала «ФАКТАМ» Валентина Бучок. - Даже не знаю, стоит ли мне надеяться на расследование покушения на мою жизнь 20 июня текущего года, после которого меня госпитализировали с многочисленными ранениями. Я ушла из больницы 3 июля, можно сказать, досрочно. Меня уже и хотели выписывать долечиваться домой, хотя условия проживания в моем дачном домике не особо способствуют реабилитации: там даже нет воды. Но в моей палате появилась немного беспокойная соседка, да и некоторые недоброжелатели начали лить на меня грязь в комментариях в социальной сети: мол, ранения у нее якобы легкие и она просто занимает койко-место ради самопиара. Однако осколки из моих гноящихся ран я все еще продолжаю доставать сама. Складываю в конвертик эти куски металла, щепки, камешки. На ноги становиться очень больно, обувь никакую не наденешь…

Фото предоставила Валентина Бучок

— Тем не менее в моей медицинской выписке речь о минно-взрывной травме не идет. В строке «заключительный диагноз» написали: «Повреждения в результате применения взрывных веществ и подрывных устройств, намерение не определено». В общем, получается, что я сама себя подорвала, по невыясненным мотивам. А кто-то еще запустил слух, что с целью самопиара, — Валентина демонстрирует медицинский документ.

Фото предоставила Валентина Бучок

Валентина Бучок, покинув больницу, сразу же направилась в местное отделение полиции — в городе Константиновка на Донетчине, с вопросом о том, как продвигается расследование по нескольким фактам покушений на нее. В полиции ей дали письменный ответ о том, что ту боевую гранату, закрепленную на растяжке, которую ее муж случайно обнаружил во дворе в октябре минувшего года, оформили как… добровольную сдачу боеприпаса.

— Мне дали маленькую голубую бумажку, на которой написали цифры — номер, который стоит на заявлении моего мужа о якобы добровольной сдаче боеприпаса, и дату. — Якобы и я сама, и мой муж звонили в полицию с просьбой изъять у нас этот боеприпас, — продолжает Валентина Бучок. — Ту же версию озвучила «Свободному радио» пресс-секретарь главка полиции Донецкой области Александра Гаврилко.

Фото предоставила Валентина Бучок

«Да, это действительно было. Ту гранату нашел ее муж, он сразу позвонил в полицию и сообщил, что хочет добровольно ее сдать, поэтому следователи оформили добровольную сдачу взрывного устройства», — цитирует «Свободное радио» Александру Гаврилко.

— Но, как я уже рассказывала «ФАКТАМ», ни я, ни мой муж в полицию ничего не сдавали, — настаивает Валентина Бучок. — И есть тому свидетели. Когда мой муж задел косой гранату, которая была закреплена на растяжке, он позвонил мне, сообщил о находке, конечно, накричал на меня, потому что понимал, что этот «привет из дэнээрии» мог быть предназначен только мне. Я в это время находилась в здании Апелляционного суда Донецкой области в г. Бахмуте вместе с Ольгой Политовой, которая также была в плену у оккупантов в Донецке, и освободились мы вместе 27 декабря 2017 года в ходе большого обмена пленными. Ольга Филипповна была в суде по своим вопросам, я — по своим.

После звонка супруга в полицию позвонила уже я. Это тоже происходило в присутствии Ольги Политовой. Я сообщила полиции всё как есть: мол, минуту назад мне позвонил муж, сказал, что при покосе травы во дворе наткнулся на гранату, закрепленную на растяжке. Назвала адрес. Также я позвонила на местное телевидение в Краматорске, чтобы журналисты, если их эта тема заинтересует, всё зафиксировали на видео и придали делу огласку, чтобы не было кривотолков.

По словам собеседницы, когда она вернулась домой, там как раз работали съемочная группа и полиция.

— Журналистам я рассказала и о том, как отравили моих котов, как 10 марта 2019-го подожгли козырек крыши нашего дома (акт экспертизы о поджоге есть, но поджигатели так и не установлены и, как мне ответили в полиции, искать их уже никто не будет — нет, мол, такой возможности), — говорит Валентина Бучок.

Акт о поджоге (фото предоставила Валентина Бучок)

Выводы полиции о том, что факт поджога и поджигателей установить не представляется возможным (фото предоставила Валентина Бучок)

— То есть я давала интервью телевидению в присутствии полиции, — рассказывает Валентина Бучок. — И затем в своих объяснениях правоохранителям и я, и мой муж даже не заикались о добровольной сдаче боеприпаса. Тем не менее в полиции оформили предыдущее покушение как «добровольную сдачу боеприпаса». Это значит, что вопрос о том, кто установил эту растяжку у меня во дворе в прошлый раз, вообще никем не расследуется. А если мы с мужем дружно фантазируем, то пусть в таком случае полиция предоставит или записи наших с мужем телефонных обращений в полицию, или наши заявления о том, что мы хотели добровольно сдать боеприпас.

Стоит отметить, что местные патриоты-активисты, которые поддерживают Валентину Бучок и навещали ее в больнице, от имени своих общественных организаций также делали запросы, чтобы узнать о ходе расследования покушений на Валентину Бучок, и в СБУ, и в Генеральную прокуратуру, и в МВД Украины. Получили ответы, что расследование идет, мол, на действия или бездействие полиции можете жаловаться в местную прокуратуру, которая надзирает за законностью работы этого органа.

Сделал запросы в полицию и адвокат Валентины Бучок, однако, по ее словам, он пока еще не получил конкретных ответов.

— Давая показания полиции, я делилась своими соображениями о возможных мотивах покушений на меня и возможных подозреваемых, но вижу, что напрасно: нет заинтересованности в расследовании моего дела, — констатирует Валентина Бучок. — А у меня есть основания опасаться за свою жизнь. В связи с этим я сейчас временно дома не проживаю.

Напомним, как писали «ФАКТЫ», боевики пытались «повесить» на Валентину Бучок убийство российского оккупанта Арсена Павлова по кличке «Моторола» и пообещали ей, что после освобождения из плена у нее не будет спокойной жизни, где бы она ни находилась.

660

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Читайте также
Новости партнеров

© 1997—2020 «Факты и комментарии®»

Все права на материалы сайта охраняются в соответствии с законодательством Украины

Материалы под рубриками "Официально", "Новости компаний", "На заметку потребителю", "Инициатива", "Реклама", "Пресс-релиз", "Новости отрасли" а также помеченные значком публикуются на правах рекламы и носят информационно-коммерческий характер