ПОИСК
Общество и люди

Отдала свою кожу племяннице: как спустя восемь лет живет героиня "ФАКТОВ" Вика Горячко (фото)

12:02 13 сентября 2020
Вика Горячко

Через два года «ФАКТЫ» отметят 25-летие газеты. За эти 25 лет на страницах нашего издания публиковалось огромное множество историй — о судьбах людей и о чрезвычайных и даже парадоксальных ситуациях, в которых они оказывались. И вот сейчас в «ФАКТАХ» появилась рубрика «25 лет спустя». В ней мы рассказываем читателям, как сложилась жизнь героев запомнившихся им публикаций.

В свое время история Вики Горячко из Кельменецкого района Черновицкой области впечатлила и не оставила равнодушными наших читателей. В 2012 году Вика, которой на тот момент было 16 лет, совершила мужественный поступок — отдала свою кожу двухлетней племяннице, упавшей в кипяток и получившей серьезные ожоги.

Ситуация была критической. Маленькая Диана получила ожоги пятидесяти процентов поверхности тела. Спасти ее могла только пересадка кожи. Обследования показали, что ни мама, ни бабушка не могут быть донорами. Родные Дианы не знали, где найти человека, готового отдать свою кожу, ведь у донора шрамы остались бы на всю жизнь. И тогда свою помощь предложила 16-летняя Вика. Юная красавица не побоялась дважды лечь на операционный стол, чтобы спасти маленькую племянницу. Свой поступок Вика, у которой на память от трагических событий остались шрамы на ногах, не считала чем-то особенным. Говорила, что так поступил бы каждый, кто способен любить.

С тех пор прошло восемь лет. Сейчас Вике 24 года, и она сама стала мамой. Вика рассказала «ФАКТАМ», как складывается ее жизнь и как себя чувствует племянница, которой уже десять лет.

«Кожи выше колена уже не было, но оставалось ощущение, что ее снимают снова и снова…»

Тогда, в 2012 году, маленькой Диане врачи практически не давали шансов. Анализы упавшей в таз с кипятком малышки, у которой на спине и на руках вообще не осталось кожи, с каждым днем ухудшались. Чтобы вывести из организма Дианы вредные вещества, ей с утра до ночи ставили капельницы.

— Дочка просыпалась, когда заканчивалось действие обезболивающего. И начинала кричать. Смотреть на это было невозможно, — рассказывала мама малышки Яна. — Я была готова отдать дочке хоть всю свою кожу, но очень скоро узнала, что это невозможно. Из-за перенесенной в детстве болезни Боткина не могла быть донором. И бабушка, моя мама, не подходила по той же причине.

— Когда в полной растерянности вернулась домой, у меня и мысли не было о том, что донором может стать наша Вика, — вспоминала мама Яны и Вики Нина Афанасьевна. — Я просто рассказывала ей о состоянии Дианки. «Мама, а я ничем не болела? — вдруг спросила Вика. — Ты же рассказывала, что у меня не было ни свинки, ни желтухи. Так, может, я подойду как донор?» Я растерялась: с одной стороны, это действительно был выход. Но, с другой, Вике же всего шестнадцать! Стройная, красивая, обожает носить короткие юбки, прекрасно танцует. А кожу, как нам сказали, будут брать именно с ног. Я видела людей, которые были донорами. У них выше колен остались большие красные пятна с некрасивыми шрамами. Нам-то с Яной было все равно, но Вика…

Вика же в тот момент думала только о спасении племянницы.

— Я очень хотела помочь, — объясняла Вика. — Где бы еще мы нашли донора? Может, конечно, и нашли бы, но на это ушел не день и не два. А я видела Дианку — ее плечики уже начали гнить… Операцию решили делать быстро — пока в ее организме не начались необратимые процессы. Больше всего мое решение шокировало подруг. «Как это? — говорили они. — Подумай о себе! Как ты будешь жить с изуродованными ногами?» А я не понимала их: разве можно думать о каких-то шрамах, когда на твоих глазах умирает маленький ребенок?!

Вика говорила, что совсем не боялась. Только перед операцией стало «немножко не по себе». Но она этого не показывала.

— Под общим наркозом я вообще ничего не почувствовала, — вспоминала Вика. — Потом мне объясняли, что операция была похожа на депиляцию воском — на ногу приклеивали бумажки, только снимали не волосы, а кожу. Конечно, когда прошло действие наркоза, нога немного болела. Кожи выше колена уже не было, но оставалось ощущение, что ее снимают снова и снова… Это неприятно, но терпимо. Дианке было в тысячу раз больнее, чем мне.

Однако на этом история не закончилась. Пересаженная Диане кожа начала приживаться, но ее не хватило. Яна и Нина Афанасьевна опять начали искать донора. И снова отозвалась Вика — дескать, есть же еще вторая нога.

— Я была категорически против, — рассказывала Нина Афанасьевна. — Вика начала уговаривать. «Но ведь тогда и вторая нога будет изуродована», — не выдержав, заплакала я. «Мама, и ты туда же? — разозлилась Вика. — Я ведь уже здесь, моя кожа подходит. Зачем искать кого-то еще и терять время?»

Вторая операция далась Вике тяжелее первой. Но она не призналась маме, что нога сильно болела. Первое время ей приходилось ходить на костылях. Вика уверяет, что и по этому поводу не переживала. Как и из-за шрамов на ногах.

— Если и расстроилась, то, может, совсем… чуть-чуть, — сказала Вика. — Ведь ноги можно прикрывать. Есть длинные юбки и симпатичные брюки. Главное, что Диану спасли и она шла на поправку.

«ФАКТЫ» впервые написали о Вике Горячко в августе 2012 года. История девочки и ее племянницы впечатлила наших читателей. Девочке звонили люди из разных регионов Украины, восхищались ее поступком. Некоторые передавали деньги, что для семьи Вики было очень кстати. В 2013 году девушка заканчивала школу и планировала поступать в университет. Признавалась «ФАКТАМ», что мечтает о красивом длинном платье на выпускной. Ее мечта исполнилась — платье подарил лицей, в котором она училась. И это был далеко не единственный сюрприз. В 2013 году Вика стала лауреатом акции «Гордість країни» (проект, который реализовывался Фондом Виктора Пинчука в партнерстве с газетой «ФАКТЫ» и телеканалом СТБ) и победила в номинации «Детское мужество». Тогда же Вика впервые в жизни побывала в Киеве. А на самой церемонии награждения произошло еще одно знаковое для девушки событие — танец на большой сцене с известным хореографом Константином Томильченко. Вика с детства обожала танцевать. Какое-то время после операций не могла из-за боли в ногах. Но уже в апреле 2013 года в танце с Томильченко показала себя почти как профессиональная танцовщица.

Что было дальше? И что происходит в жизни Вики и ее племянницы Дианы сейчас? «ФАКТЫ» разыскали Вику Горячко в Instagram. Вика — красавица. Стройная молодая женщина с той же теплой жизнерадостной улыбкой. На ее странице в соцсети много фотографий маленькой девочки. И подпись к ним: «Моя Вселенная». Это дочь Вики Ксюша, которой исполнилось три годика.

— Моей дочке сейчас столько же лет, сколько было Дианке в 2013 году, — рассказала «ФАКТАМ» Виктория Горячко. — Время летит очень быстро. Теперь я уже сама стала мамой. Живу в Черновцах. Переехала сюда из села сразу после школы. В том же 2013 году хорошо сдала ВНО и поступила на бюджет в Буковинский государственный финансовый университет. Училась на бухгалтера. Сначала жила в университетском общежитии, потом снимала квартиру.

— В университете вас узнавали однокурсники? Ведь о вас в те годы писали газеты и снимали сюжеты на телевидении…

— Нет, не узнавали (смеется). Я и не рассказывала. Уже потом однокурсники сами нашли обо мне информацию в соцсетях. Посмотрели сюжеты и очень удивились, стали спрашивать, что было и как. Кстати, отец нашей маленькой Ксюши, когда мы начали встречаться, тоже даже не подозревал об этой истории. И тоже узнал из соцсетей. Я сама не стремилась кому-либо об этом рассказывать. Но если люди задавали вопросы, отвечала. А кто-то просто видел мои ноги и спрашивал, что произошло.

— Вас не смущали такие вопросы?

— Нет, абсолютно. И взгляды тоже. Люди видят шрамы и удивляются — это нормально. И лучше я сама объясню, откуда это, чем они будут строить какие-то догадки.

— В 2013 году после церемонии «Гордість країни» пластические хирурги говорили, что шрамы, возможно, удастся убрать.

— Да, были предложения от хирургов, но я не стала ничего с этим делать. Не хотелось новых операций. К тому же шрамы со временем посветлели и уже не так заметны. Я только регулярно пользовалась одним кремом — мне его посоветовала женщина, которая прочитала обо мне в «ФАКТАХ». Болевых ощущений давно нет, и это главное. Когда хочется, надеваю короткие юбки и шорты. Одним словом, не испытываю никаких неудобств. Вот Дианке сложнее — прошло уже столько лет, а ей все равно нужны операции. У нее были очень тяжелые ожоги, на спине вообще не было кожи. Благодаря пересадкам и операциям стало намного лучше, но осталось много рубцов. Несмотря ни на что, Дианка растет веселым и активным ребенком. Она красивая девочка. Обожает фотографироваться и собирать лайки в Іnstagram. Общительная, у нее много друзей. Ни секунды не сидит на месте.

«Дочка находилась между жизнью и смертью»

— Это правда, — говорит мама Дианы Яна. — Глядя на Дианку, никогда не скажешь, что у нее есть инвалидность — она активнее многих абсолютно здоровых детей. Тот ужасный день, когда случилась беда, она, конечно же, не помнит — ей ведь было всего два годика. Зато помнит боль и мучения, которые были потом, после множества операций. И, несмотря на все это и ужасные шрамы, которые остались у нее на спине, Диана действительно очень жизнерадостная. У нее длинные волосы, почти по пояс. Дочка носит их распущенными, они помогают прикрывать шрамы на спине. Думаю, Диана немного стесняется этих шрамов, хотя и не подает виду. Она же девочка, и внешность имеет для нее большое значение.

Дианке и сейчас нужны операции, ведь на теле осталось много рубцов

— Ей еще нужны операции?

— Да. Диана растет, пересаженная кожа растягивается, и появляются проблемы, которых не было раньше. Например, сейчас у нее плохо сгибается локоть. Как нам объяснили, в районе локтевого сустава необходим надрез. Это опять операция, которую хорошо бы сделать в Киеве в Институте хирургии и трансплантации имени Шалимова. Дочку уже там оперировали. Хотелось бы снова туда попасть, но из-за пандемии коронавируса это невозможно. Почти вся наша Черновицкая область находится в «красной» зоне, и пока о поездках не может быть и речи. Да и на поездку, само собой, нужны деньги. А у меня четверо детей, и нам сейчас очень непросто. (Те, кто хочет помочь маленькой Диане, могут связаться с ее мамой через редакцию. — Авт.) Но самое главное, что Дианка жива. Тогда, в 2012 году, дочка находилась между жизнью и смертью. Страшно представить, что бы произошло, если бы не Вика… Часто смотрю теперь на Дианку — такую красивую, веселую — и с трудом сдерживаю слезы радости. Диана, кстати, стала так похожа на Вику! Она обожает танцевать — точно как Вика. Я часто говорю дочке, что Вика отдала ей не только кожу, но еще и частичку своей души.

— Мы с Дианкой об этом, кстати, ни разу не говорили, — признается Виктория. — Она маленькая. Я так радуюсь, когда узнаю о ее успехах в школе, когда вижу, как она танцует, поет. Мы сейчас не так часто видимся, но постоянно находимся на связи. Дианка очень любит мою дочь Ксюшу.

Четвертый курс университета Вика заканчивала уже будучи беременной.

— Ксюша родилась 6 мая 2017 года, — говорит Вика. — Я в тот момент уже была замужем. Правда, так случилось, что потом мы с мужем, отцом Ксюши, разошлись. Сейчас в моей жизни есть другой человек, который мне очень дорог. Он, кстати, когда мы познакомились, тоже ничего не знал о нашей с Дианкой истории. Как-то раз мы с ним вместе смотрели по телевизору программу про экстрасенсов, и я обмолвилась, что была на такой программе (нас с Дианкой в свое время приглашали как гостей, истории которых должны были угадать экстрасенсы). Он удивился: «Как ты туда попала?» Я рассказала. Его это очень впечатлило.

Вика признается, что сейчас, когда у нее есть дочь и любимый мужчина, она чувствует себя абсолютно счастливой:

— Счастлива на сто процентов. Семья — это самое главное. И хотя сейчас я, как и многие молодые мамы, живу в бешеном темпе (пока дочка в садике, работаю в магазине цифровой техники), практически не чувствую усталости. Я довольна своей жизнью. О том, что было в 2012 году, иногда напоминают только шрамы. Но, глядя на них, я вспоминаю не о боли и операциях, а о Дианке, которая живет и радуется жизни. Поэтому это тоже счастливое воспоминание.

Читайте также: Настя Овчар: «Хочу лечить людей, получивших ожоги. Когда-то врачи спасли меня. Теперь я буду спасать других»

5052

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Следующий материал
Читайте также
Новости партнеров

© 1997—2020 «Факты и комментарии®»

Все права на материалы сайта охраняются в соответствии с законодательством Украины

Материалы под рубриками "Официально", "Новости компаний", "На заметку потребителю", "Инициатива", "Реклама", "Пресс-релиз", "Новости отрасли" а также помеченные значком публикуются на правах рекламы и носят информационно-коммерческий характер