ПОИСК
Общество и люди

Стали популярны онлайн-съемки: фотографы снимают людей, даже находясь в другой стране, – Севгиль Мусаева (фото)

11:11 28 сентября 2020
Севгиль Мусаева

Пандемия меняет мир вопреки желанию многих, чтобы он оставался прежним. Какими будут реалии уже в ближайшее время? Этот вопрос волнует всех.

Сегодня собеседница «ФАКТОВ» — главный редактор интернет-издания «Украинская правда» Севгиль Мусаева. Она размышляет о том, какими станут медиа после пандемии и что должны понять люди в результате коронавирусной истории.

«Очевидно, что у СМИ нет другого пути, как пользоваться поддержкой читателей»

— Севгиль, еще недавно все говорили, что фото и видео становятся в СМИ фаворитами. Но пандемия внесла коррективы. Согласно статистике, даже в соцсетях количество текстовых постов за семь месяцев выросло в разы. Как считаете, эта тенденция будет продолжаться?

— Думаю, нет. Это было связано с тем, что люди какое-то время находились в самоизоляции и не было возможности фотографировать и создавать новый контент. Но мир каким-то образом адаптируется. Например, стали популярны онлайн-съемки: фотографы снимают людей, даже находясь в другой стране. Такая съемка была и у моей подруги, более известной под сценическим именем Джамала: фотограф находился в Грузии, а она в это время — в Украине.

— Честно говоря, сложно представить. Как же это осуществляется?

— Определенным образом настраивается техника — и фотограф онлайн руководит процессом.

— Невероятно!

— Да, пандемия открывает новые форматы для творчества. При этом очевидно, что 2021 год будет проблемным для киноиндустрии, потому что эта сфера очень пострадала: нельзя было проводить полноценные съемки, многие проекты отложены. Качественного контента для зрителя будет меньше.

— Как, с вашей точки зрения, изменятся СМИ после пандемии? Медиаэксперты утверждают, что цифровой контент в Украине неизбежно станет платным. А что вы думаете по этому поводу?

— Вопрос поднимается уже достаточно давно. А я этой теме посвятила 14 месяцев своей жизни, находясь сначала в Великобритании, потом в США на обучении. Это касалось будущей бизнес-модели медиа. Мне было очень важно понять, на чем СМИ будут зарабатывать в ближайшее время. Существуют разные подходы. Я подумала, что вводить в Украине платный доступ к новостям не получится, потому что читатель не готов. Нужно привить культуру поддержки медиа, сейчас ее пока нет. До сих пор наше издание зарабатывало на рекламе. Но сегодня рекламный рынок на фоне кризиса просел, и стало очевидным, что у СМИ нет другого пути, как пользоваться поддержкой читателей. Коллеги в изданиях пошли разными путями. Кто-то сделал платный доступ к информации. Мы же решили создать клуб читателей, как в английской газете Guardian. К слову, моим куратором и научным руководителем был Алан Расбриджер — бывший главный редактор этого издания. Он создал в Guardian один из самых успешных клубов читателей в мире. Сейчас он насчитывает около 300 тысяч читателей из разных стран. Они делают взносы, и за счет этого издание может существовать.

С президентом Гарвардского университета Лоуренсом Бекоу (Фото из альбома Севгиль Мусаевой)

— Мне посчастливилось делать с Аланом Расбриджером интервью на международном форуме «Медиа будущего». Он новатор!

— Концепцию клуба для «Украинской правды» мы разработали с ним вдвоем. Я подумала, что это лучший путь для нашего издания, которое было создано 20 лет назад как ответ на цензуру в медиа. Поэтому для нас любое ограничение в доступе к информации было бы неправильным. Мы очень дорожим вниманием читателей, поэтому пошли по более сложному пути. Создали первую в Украине позицию комьюнити-менеджера, который является связным между читателями и редакцией. На каждой планерке он рассказывает, что советуют наши читатели, какие предлагают темы. У нас уже более 1200 членов клуба. Не думаю, что взносы читателей могут полностью обеспечивать существование издания, но лично мой план — довести взносы читателей до 30 процентов нашего ежегодного бюджета.

«В приоритете будет тема онлайн-образования, которую пандемия очень сильно всколыхнула»

— Клубные взносы делаются по принципу: кто сколько может?

— Есть несколько уровней. Минимальный платеж в месяц — 55 гривен. Условно говоря, это стоимость двух чашек кофе. Второй уровень предполагает, что читатель получает скидки в каких-то наших партнерских компаниях. Например, в сети книжных магазинов. Третий уровень — премиум-сегмент: люди платят больший взнос и при этом могут участвовать в наших мероприятиях — например, заседаниях дискуссионного клуба, где обсуждаются важные для общества темы. Читателям это интересно, им нравится такой формат — участвовать в жизни редакции любимого издания.

— В вашем клубе есть и иностранцы?

— В нем немало украинцев, которые живут за границей — в Канаде, США, Польше, на Кипре, в Таиланде…

— На фоне всеобщего кризиса, когда многие проекты сворачиваются, вы также открыли Школу политической и экономической журналистики. Она позволяет изданию зарабатывать?

— Нет, это не коммерческий, а грантовый проект. Создание школы дает возможность подпитки наших кадров. Самых талантливых студентов мы приглашаем у нас работать. Кроме того, по образцу западных СМИ мы создали медиалабораторию. Она посвящена новым форматам и новым подходам к контенту.

— Как вы считаете, какие темы в связи с пандемией могут выйти в медиа на первый план?

— Например, экология. Когда я проходила обучение в Гарвардском университете, экологической журналистике у нас был посвящен отдельный класс. Это станет важнейшей темой в ближайшие годы, так как климатические изменения будут влиять на геополитику — в частности, на количество беженцев в западных странах. Сейчас нам кажется, что нас это касается в меньшей степени, но это не так. Экологические проблемы будут становиться все более актуальными. И мы как ответственное медиа уже движемся в этом направлении: у нас был большой спецпроект, который касался экологической ситуации в Украине — о Днепре, лесах, краснокнижных животных… Конечно, в приоритете будет и тема онлайн-образования, которую пандемия очень сильно всколыхнула.

Севгиль Мусаева: «Экология будет важнейшей темой в СМИ в ближайшие годы» (Фото из альбома Севгиль Мусаевой)

«Создание эксклюзива становится элитарным сегментом в журналистике. Такие материалы будут все дороже»

— А какие темы могут уйти в прошлое?

— Политические склоки. Думаю, будет формироваться новая политика и новое представление о лидерстве. Считаю, в течение 5−10 лет мы будем видеть существенные изменения.

— Недавно делала интервью с главным редактором «Нового времени» Виталием Сычом, и он рассказал, что сейчас особо вырос интерес читателей к темам о моде, гастрономии, техно, психологии… Даже те западные издания, которые раньше публиковали простыни аналитики, начали делать приложение про стиль, и оно очень читабельно.

— Людям интересно открывать для себя новые миры, и этим все объясняется. Например, в США во время пандемии рекордные просмотры были у документального фильма «Король тигров» — о заводчиках этих животных. Многие задавались вопросом: за счет чего такой успех? Причина же в том, что зрители открывали для себя новую реальность.

— Что вы думаете о дистанционном формате работы? Он останется и после пандемии?

— Мы к этому формату уже адаптировались, и выходить в офис не хочется. Сейчас там работают лишь несколько человек. Мы даже поднимали вопрос, нужен ли нам офис вообще, так как в нем не собираемся. Но при этом мы арендуем дом в Карпатах, где наши коллеги поочередно работают на удаленке. Если нет разницы, где работать, то почему бы это не делать, любуясь красивой природой?

По мнению Севгиль Мусаевой, многое перейдет в онлайн, при этом живое общение будет цениться больше (Фото из альбома Севгиль Мусаевой)

— К слову, психологи говорят, что, несмотря на удобство, дистанционная форма работы имеет и минусы. Ведь на работе люди общаются, дружат, влюбляются, создают семьи…

— Думаю, все само собой отрегулируется. У меня большое количество знакомых за это время познакомились онлайн, и это не мешает им строить отношения. Все зависит от желания!

— Еще один важный аспект. В последнее время, а случилось это еще до коронавируса, журналистика становится все более виртуальной: нередко журналисты пишут о том, чего не видели и о чем порой имеют весьма смутное представление. Но как, условно говоря, можно описывать вкус пармезана, если вы его никогда не пробовали?

— Создание эксклюзива становится элитарным сегментом в журналистике. Такие материалы будут все дороже и ценнее.

— Как, с вашей точки зрения, пандемия может поменять мир?

— Многое перейдет в онлайн. Я уже вижу это по себе: меньше провожу встреч, тратя время на переезды. Это продуктивнее. При этом живое общение будет цениться больше, как и здоровье. Думаю, мы станем бережнее относиться и к окружающим, и к себе.

— Что мы должны понять в результате коронавирусной истории?

— Лично для меня это время было как раз о ценности человеческого общения. Я люблю людей, мне нравится с ними общаться, видеть их эмоции. И, конечно, я поняла, что мы находимся в периоде трансформации мира, точнее, в начале этого пути.

Ранее о том, какой может стать наша жизнь после пандемии, рассказал «ФАКТАМ» известный политик и фотохудожник, директор Института дизайна и рекламы Национальной академии руководящих кадров культуры и искусств Борис Андресюк.

Читайте также: Работая дома, обязательно переодевайтесь из домашней одежды в ту, которая настроит на рабочий лад, — Андре Тан

Фото в заголовке из альбома Севгиль Мусаевой

1338

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Читайте также
Новости партнеров

© 1997—2020 «Факты и комментарии®»

Все права на материалы сайта охраняются в соответствии с законодательством Украины

Материалы под рубриками "Официально", "Новости компаний", "На заметку потребителю", "Инициатива", "Реклама", "Пресс-релиз", "Новости отрасли" а также помеченные значком публикуются на правах рекламы и носят информационно-коммерческий характер