ПОИСК
Общество и люди

«Мы снимем цепь только за три миллиона долларов»

6:52 23 мая 2021
«Мы снимем цепь только за три миллиона долларов»
14 февраля нынешнего года в Киеве двое влюбленных из Харькова — 33-летний Александр Кудлай и 28-летняя Виктория Пустовитова в присутствии журналистов сковали себя одной цепью. В таком положении влюбленные решили прожить три месяца. Цепь опломбировал представитель Национального реестра рекордов Украины Виталий Зорин, который предположил, что больше двух недель паре не продержаться. Но он ошибся. Несмотря на недоумение, высмеивание, а порой и откровенно хейтерские комментарии интернет-пользователей, ребята на днях преодолели трехмесячный рубеж, но не собираются останавливаться на достигнутом. «ФАКТЫ» решили пообщаться с харьковчанами и узнать, зачем вообще понадобился этот эксперимент и как живется паре, «скованной одной цепью».

«Ребята, это же произведение искусства!»

— Ребята, трехмесячный срок вашей «скованности» подошел к концу. Когда будет торжественное сбрасывание оков?

— Мы отпразднуем это замечательное во всех отношениях событие, но пока решили не расковываться. На неопределенный срок.

— Но почему? Неужели понравилось?

— Мы решили разместить нашу цепь на аукцион в виде лота стоимостью три миллиона долларов, — говорит Александр. — Два из них пойдут на благотворительные цели. А один миллион мы заберем себе.

— Вы шутите?!

— Ни капли. За эти три месяца мы с Викой познакомились с очень интересными людьми, в том числе с представителями благотворительных организаций, искусствоведами. Один из них сказал нам пару недель назад: ребята, это же произведение искусства. Вы просто хотели поставить рекорд, а почему бы не принести пользу обществу? Мы решили, что это отличная идея. Два миллиона долларов — это внушительная лепта на благотворительность, на помощь, например, больным детям. А за оставшийся миллион мы наконец купим квартиры себе и своим родственникам, которых разбросало по всей Украине. И все снимают жилье.

— Неужели уже есть реальный покупатель на вашу цепь за такую сумму?

— Пока нет, но гипотетически он где-то существует.

— А если нет? Станете снижать цену или так и будете до конца жизни ходить со скованными руками?

— Лот не будет понижаться в цене. Может только повышаться — это же аукцион. Но с сохранением пропорций: две трети — на благотворительность, одна треть — нам.

— Изначально у вас не было планов продавать свою цепь. Насколько я помню, идея состояла именно в том, чтобы проверить свои чувства и не разбегаться при малейшей ссоре.

— Да, именно так. Потому что из-за своей вспыльчивости и эмоциональности можно навсегда потерять любимого человека. Мы с Викой были знакомы давно. Шесть лет назад начали встречаться, но спустя короткое время поссорились из-за какой-то мелочи и расстались на эти годы.

В январе этого года снова встретились и решили попробовать начать все сначала. Спустя какие-то пару недель опять стали ссориться. И мы снова чуть не разбежались. Тогда я в сердцах сказал, что никуда ее не отпущу — возьму и пришью к себе нитками. Потом начал думать, что это неплохая идея — не навсегда, конечно, а в качестве проверки отношений. Мне казалось, что так можно сделать, если использовать хирургические нитки, но потом мне объяснили, что это опасно для здоровья. Тогда пришла идея сковать руки цепями.

— После варианта с нитками, на который я категорически не соглашалась, цепи воспринялись уже спокойнее, — объясняет Виктория. — Но все равно переживала, как я буду справляться со своей работой, да и бытовые моменты смущали. Но подумала пару дней и согласилась.

— Как к этому отнеслись ваши близкие?

— В основном спокойно, нейтрально. Мол, непонятно, зачем вам это надо, но, если надо, делайте.

«Научились делать все в четыре руки»

— А и правда, зачем? Ведь если привязывать себя друг к другу, то бытовые сложности и отсутствие свободы приведут скорее не к сближению, а к раздражению, отторжению и взаимной ненависти. Или я ошибаюсь?

— Ссорятся все пары — нет таких, которые вообще не ссорятся, — говорит Саша. — Важно умение эти конфликты решать, разговаривать, слушать друг друга, а не сразу же, при малейшем недовольстве, разбегаться, как это делали мы. А когда человек с тобой одно целое, то хочешь не хочешь, приходится договариваться, объяснять, слушать, находить компромисс.

— И как, получается?

— Первый месяц было очень сложно. И в каких-то бытовых вещах, и в смысле физического дискомфорта, но главное психологически. Был даже момент, когда казалось, что мы все испортили, потому что отношения начали ухудшаться. Мы оба очень вспыльчивые, и справляться с собой было невероятно трудно. Потом потихоньку все начало выравниваться, устаканиваться, а теперь можно с уверенностью сказать, что взаимоотношения стали лучше и крепче.

«Первый месяц с некоторыми бытовыми вещами мне было сложно справляться», — признается Саша

— А как же ваше видео, на котором вы ругаетесь друг с другом, причем с матами? У вас на самом деле такое экспрессивное общение? И зачем вы решили выкладывать его в «Инстаграм»?

— Да, у нас есть в быту такие слова. А в «Инстаграме» даже пытаемся сдерживать себя, именно ради подписчиков. Но иногда снимаем друг друга на камеру мобильного, не предупреждая об этом, в том числе во время ссор, чтобы потом показать, как это выглядит со стороны. И тогда четко видим, что проблема вообще не в том, из-за чего ссора, а в нашем неконструктивном поведении, повышенных тонах, неумении слышать друг друга. Мы работаем над этим и действительно видим положительные результаты.

— Как вы готовились к этому эксперименту в бытовом плане? Просчитывали, как будете готовить еду, водить машину, в конце концов, ходить в душ и туалет?

— Конечно. Начну с того, что все наши свитера, рубашки, Викины платья мы отдали портнихе, чтобы перешила. Я сам придумал, как решить вопрос с одеждой. Нужно просто вставить длинную молнию по низу рукава и сбоку. Тогда ты просто надеваешь вещь через голову, а потом застегиваешь по низу той руки, которая скована. В машину мы привыкли залезать друг за другом через правые и левые передние двери — смотря, как припаркована. Кстати, вождение было основной причиной, почему я, правша, скован правой рукой и вынужден все делать левой. Если бы цепь была на моей левой руке и Викиной правой, я вообще не смог бы сесть за руль.

Что касается душа, вообще нет вопросов. Принимаем либо вместе, либо раздельно — один моется, второй сидит рядом с вытянутой за шторку рукой. В туалет ходим, оставаясь по разные стороны двери и просто оставляя щель, в которую просовываем руки.

— А если вы в кафе или другом общественном месте, идете парочкой в мужской или женский?

— Туда, где меньше очередь. Если это мужской, сначала заглядываю я, смотрю, чтобы возле писсуаров не было людей, потом заходим вместе с Викой.

— С готовкой еды, мытьем посуды тоже все нормально, — объясняет Виктория. — Приспособились делать все в четыре руки. А вот убирать, пылесосить, мыть полы и правда очень неудобно. Но ничего, справляемся потихоньку.

По словам влюбленной парочки, есть и мыть посуду они приспособились довольно быстро

— А как с работой? Я знаю, что Саша продает автомобили онлайн, а вы занимаетесь наращиванием ресниц. Как ваши клиентки относятся к тому, что к руке их мастера кто-то прикован?

— С клиентками пока решила повременить, наращивание ресниц требует аккуратности и точности, одной рукой неудобно.

— Чем занимаетесь сейчас?

— Саше мозги выношу, — смеется.

«К нам на сутки приковалась наш тренер Наталья»

— Я слышала, что из-за скованных рук у вас начались сильные проблемы со здоровьем. Язвы на запястьях, боли в суставах, спине. Как обстоят дела сейчас?

— С язвами было все слегка преувеличено журналистами, — говорит Александр. — Просто когда цепи нам надевали, то, несмотря на то, что наши руки во время сварки накрыли мокрым брезентом, все равно металл сильно раскалился. Я получил небольшие ожоги. Все уже прошло.

Хуже то, что из-за нашей цепи у меня стали часто неметь руки. Все знакомые в один голос твердили, что нужны физические упражнения. Мы занялись поиском тренера. Отозвалось много шарлатанов, которые сразу же, не разобравшись в ситуации, со старта обещали золотые горы. Но в конце концов мы нашли прекрасного специалиста, Наталью. Она еще по телефону задавала очень много вопросов. Осторожно, ничего не обещая, сказала, что постарается нам помочь. А когда мы встретились, предложила: «Как бы странно это ни звучало, но мне нужно хотя бы сутки побыть в вашей шкуре, чтобы разобраться, что к чему, и выяснить точные причины вашего недомогания».

Да, наш тренер решила на сутки приковаться к нам. Благодаря этому она установила, что проблема кроется в неправильном положении позвоночника, я ведь выше ростом и все время немного наклонен к Вике. Плюс постоянно полусогнутые руки в неестественном положении — ведь чтобы один что-то сделал двумя руками, второму приходится свою руку держать в крайне неестественном положении. Наталья разработала для нас индивидуальный курс упражнений. Занимаемся несколько раз в день. Становится легче.

Пара влюбленных с тренером

— И как прошли для вас эти сутки втроем?

— Сложнее всего было Вике, — смеется Саша. — Она была посредине, с обеими скованными руками. Но все равно — и ели, и кофе пили, и уборную посещали, куда ж без этого… Но скажу вам, это было очень трудно. Быть скованным и вдвоем непросто, а втроем почти невыносимо.

— Ничего, справились, даже вместе с ней сходили на маникюр и педикюр, — делится Вика. — Но в конце Наталья подытожила, что она бы так ни месяц, ни тем более три месяца выдержать не смогла бы.

— Зато теперь, когда мы побыли в сцепке втроем, а потом снова остались вдвоем, такое облегчение! — смеется Саша. — Все познается в сравнении, так что это был позитивный опыт. А еще из больших плюсов нашей скованной жизни — это то, что мы освоили новые профессии. Поскольку нам волей-неволей приходится присутствовать при том, что делает вторая половинка, мы в это вникаем. Я уже могу сделать Вике прическу, накрутить или выровнять утюжком волосы. А она стала отлично разбираться в машинах.

— Я теперь умею менять масло в автомобиле, — говорит Вика, — а еще на глаз могу различить заводскую покраску машины от кустарной. Когда стоим в пробке где-то, я высказываю свои догадки. Саша подтверждает.

— В общем, плюсов от жизни со скованными вместе руками оказалось больше, чем минусов, — подытоживает Саша. — Во всяком случае, мы об этом решении не жалеем. На комментарии хейтеров в «Инстаграме» внимания не обращаем, хотя некоторые из них очень удивляют. Вот что я, например, такого сделал человеку, что он мне пишет «Чтоб ты сдох!»? Непонятно. Удивляемся тому, что у людей происходит в голове, но своего решения не меняем и расцепляться не собираемся.

Хотя, если честно, очень хочется хоть немножко побыть порознь, встретиться только со своими друзьями, обсудить чисто мужские темы, размяться один вечерок. А потом можно и дальше жить в одной сцепке…

Читайте также: «У каждой пары бывает непонимание»: Александра Кучеренко о жизни с Дмитрием Комаровым

8256

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Следующий материал
Новости партнеров
 

© 1997—2021 «Факты и комментарии®»

Все права на материалы сайта охраняются в соответствии с законодательством Украины.

Материалы под рубриками «Официально», «Новости компаний», «На заметку потребителю», «Инициатива», «Реклама», «Пресс-релиз», «Новости отрасли» а также помеченные значком публикуются на правах рекламы и носят информационно-коммерческий характер.