ПОИСК
Общество и люди

На гору Казбек на протезах: уникальный проект ветерана АТО

6:45 11 июня 2021
Виталий Дячук
— Вы удивитесь, но люди на протезах, которые ходят с моей командой в горы, как правило, выносливее, сильнее, смелее, чем большинство обычных здоровых граждан, — рассказал «ФАКТАМ» ветеран АТО, основатель социального проекта «Горотерапия» львовянин Виталий Дячук — единственный украинец, одолевший один из самых длинных в мире горных маршрутов — Большой гималайский путь (1500 км). — Первым человеком с ампутацией, который откликнулся на мое приглашение инвалидам испытать себя на горных маршрутах, стал десантник Сергей, воевавший на Донбассе в составе 80-й отдельной аэромобильной бригады. Мы познакомились в 2014 году в АТО, когда он еще был здоровым. Я тогда был волонтером, наша группа помогала батальону, в котором он служил. Сергей хорошо физически подготовлен — занимается спортом, участвует в Играх непокоренных.

Несмотря на это накануне его первой экспедиции в горы мы оба изрядно нервничали. Ведь одно дело — бегать на протезе километра по стадиону или просто по плоской местности, другая — идти с тяжелым рюкзаком горными каменистыми тропами. Мы полетели в Грузию. Пошли по горам в Сванетии. Я выбрал маршрут, которым нужно было преодолеть перевалы высотой три тысячи метров. К счастью, дебют у Сергея прошел замечательно. Это меня вдохновило продолжать проект с инвалидами. Одним из мощных стимулов заниматься этим делом есть желание поддержать собратьев, потеряли на войне ногу или руку. Хотя мы берем в горы не только ветеранов АТО, и не только мужчин. В Татры (высшая часть Карпат) с нами ходила спортсменка на протезе ноги Татьяна Воротилина. Все предыдущие наши походы в горы с людьми на протезах не нуждались использования альпинистских веревок, «кошек» на обувь, ледорубов … Походы были туристическими. Сейчас организуем для них экспедицию более сложного уровня, в которой понадобится специальное снаряжение — восхождение на Казбек (5033 м), что является одной из самых высоких гор в Европе. Я поднимался на его вершину. По моему мнению, люди, не имеющие ноги, могут совершить восхождение на Казбек. В этой экспедиции (планируем ее нынешнее лето) примут участие три человека с ампутацией (среди них Сергей) и три инструктора, в частности я. Казбек находится на границе Грузии и России. Понятно, что мы пойдем на вершину с грузинской стороны. Пока нет всей необходимой суммы на эту экспедицию. Поэтому просим откликнуться меценатов.

«Адаптироваться к мирной жизни оказалось достаточно сложно»

— Люди на протезах, которые ходят с вами горными маршрутами, несут рюкзаки такого же веса, что и здоровые?

— Да. Мы следим, чтобы участники не брали с собой ничего лишнего, но все равно каждый (независимо, на протезе он или нет) несет 12−15 кг. Длину дневных переходов для инвалидов планирую такую же, как и для обычных туристов в горах — 15−16 километров. Разумеется, случается всякое. Если человеку очень трудно или у нее возникли проблемы со здоровьем, например, протез натер культю, проводятся незапланированные привалы, помогаю нести рюкзак.

— Вы водите в горы людей с ампутацией бесплатно?

— Конечно, ни копейки с них не беру, потому что этот проект социальный. Также бесплатно вожу в горы здоровых ветеранов АТО — ради их реабилитации. А походы для обычных туристов платные, потому что после возвращения с войны я зарабатываю этим на жизнь. До войны работал айтишником, альпинизм тогда был моим хобби.

Люди на протезах несут рюкзаки такого же веса, как и здоровые туристы

— У айтишников — имидж людей, которые зарабатывают немалые деньги. Что заставило сменить работу?

— Конечно, война. Я пошел бы воевать сразу, но во время Революции достоинства получил тяжелую травму колена, которая потребовала сложной хирургической операции. Нашу сотню подняли по тревоге, чтобы поддержали автомайдановцев. На улице был гололед. Когда проходили здание КГГА, моя левая нога резко подвернулась, и произошел разрыв крестовидной связки колена. Мне делали операцию врачи высочайшего мирового уровня. Понадобилась длительная реабилитация. Я проходил ее и параллельно занимался волонтерской работой и учился тому, что понадобится солдату на войне. Ведь в боевых условиях от неподготовленного бойца может быть больше хлопот, чем пользы. В апреле 2015 года ушел добровольцем в АТО в составе «Правого сектора». Это означало, что я не получал зарплату и не имел социальных гарантий, предоставляемых бойцам ВСУ и других государственных силовых структур. Участвовал в боях в Широкино, Марьинке, других горячих точках линии разграничения. Самая опасная ситуация, в которую довелось попасть, — это когда враг где-то часа три бил по нашим позициям снарядами 152-го калибра. Честно скажу, я тогда думал, что никто из нас не останется в живых.

Читайте также: «42 км — на одном батончике»: ветеран АТО на инвалидной коляске одолел всю дистанцию Лондонского марафона

Через полгода вернулся с войны. Адаптироваться к мирной жизни оказалось довольно сложно. Многое раздражало, особенно когда люди вели себя неискренне. Психологически спасали горы: в тишине, на природе отдыхал душой. Поэтому и решил водить горными тропами коммерческие группы туристов.

У этого участника проекта «Горотерапия» хватает сил не только путешествовать горами на протезе, но и демонстрировать упражнения во время привалов

«Во время прохождения Большого гималайского пути временно потерял чувство юмора»

— Недавно вы преодолели один из самых длинных в мире горных маршрутов — Большой гималайский путь. Как ваше травмированное колено выдержало этот 1500-километровый мегамарафон горами?

— Более или менее нормально. Сейчас, правда, появились проблемы с этим коленом. Но не критичные. Уверен, что справлюсь.

Немало трудностей ждало меня уже в начале пути по Гималаям. Ведь перед этим где-то неделю сыпал снег. Поэтому мне порой приходилось идти по пояс, а в некоторых местах — по грудь в снегу. В нормальных условиях прохожу в день по горам 20−30 километров, бывало, что и 50. А здесь больше пяти не получалось, хотя я прилагал максимум усилий. Примите во внимание, что за спиной у меня был рюкзак весом 25 килограммов.

Я тогда фактически без передышки прошел через два перевала. Один высотой 3 600 метров, второй — 4 600. Неудивительно, что из-за перенапряжения каждый шаг вызывал сильную боль в мышцах. Но самым плохим оказалось не это — треснул ботинок. Хорошо, что трещина была не очень велика. Но все равно обморозил ногу.

На высоте пять тысяч метров нашел ровное плато. Поставил там палатку. На следующее утро погода была прекрасной. За полчаса, пока готовил завтрак, порванный ботинок высох на солнце. Я тогда обгорел — крем от загара и специальная гигиеническая помада не спасли. Кстати, на высотах свыше 3 500 метров обязательно следует носить солнцезащитные очки, плотно прилегающие к лицу и имеющие высокий уровень защиты от ультрафиолета. Если этим пренебречь, то заработаешь горную слепоту. Она проходит, но придется несколько дней просидеть в полной темноте с ощущением, что тебе в глаза насыпали песок.

— Как решили проблему с обувью?

— Пришел в город, находящийся на пути к подножию Эвереста. Там есть туристические магазины, в которых и приобрел новую пару. Ту местность посещает множество альпинистов и туристов. Но в основном мне пришлось идти территориями, где иностранцы бывают крайне редко. По два, три, а то и четыре дня подряд не встречал ни одного человека, потому что поселков высоко в горах не слишком много.

Читайте также: «Я, вероятно, единственный в Украине тренер по дзюдо, у которого нет обеих ног», — Евгений Попов из Авдеевки

— Крестьяне пускали вас ночевать к себе в дома?

— К тому же, бывало, бесплатно. Обязательно угощали тибетским чаем (часуйма).

— Он вкусный?

— Специфический. Когда впервые его попробовал, захотелось выплюнуть. Но впоследствии подсел на него. Его делают из зеленого чая, молока и масла яка. Это одновременно напиток и питательное блюдо.

На двух участках Большого гималайского пути мне пришлось нанимать местных гидов. В районе горы Манаслу (одна из самых высоких вершин мира) гида надо брать обязательно — это требование законодательства. Можно разве что проскочить эту местность ночью, но не советую рисковать. А при прохождении перевала Таши Лапса я по собственной воле пригласил двух проводников (кстати, немалых вымогателей), поскольку перевал очень опасен. Его покрывает ледник с большим количеством глубоких трещин. Их не видно, потому что они скрываются под слоем снега. Если будешь идти один и упадешь в такую трещину, то в лучшем случае сразу же погибнешь. В худшем — будешь медленно умирать от холода, голода, травм. Мы с проводниками шли в связке — соединенные веревкой. Старались, чтобы она была все время туго натянута. Поэтому когда я рухнул в одну из трещин, проводники удержали меня, и я провалился только по грудь.

Преодолевая Большой гималайский путь, Виталий иногда по четыре дня подряд не встречал ни одного человека

— Встречали опасных животных?

— Наибольшую опасность представляли одичавшие собаки. Столкнулся с ними трижды. Каждый раз приходилось драться. Однажды на меня напали сразу два пса. Атаковали одновременно с разных сторон. Я так упорно отбивался, что сломал металлическую трекинговую палку. Очень жалел, ведь во время спусков такие палки позволяют где-то на четверть уменьшить нагрузку на колени и мышцы. К тому же они выручают во многих ситуациях, например, когда споткнешься. За период, что занимаюсь альпинизмом, трекинговые палки неоднократно спасали мне жизнь.

А еще на меня напал як — огромный бык, покрытый длинной шерстью, с большими рогами.

— Вы от него убежали?

— Нет, дрался. Он попер на меня, и я ударил его по морде. Великан развернулся и набросился на другого яка.

Читайте также: «Плыть в Днепре даже легче, чем в бассейне»: 16-летний парень без обеих ног и руки установил рекорд

— На маршруте понадобились лекарства?

— Очень не вовремя разболелись зубы (оказалось, через пульпит). Пришлось принимать противовоспалительные препараты. А еще я заболел гепатитом А. Вероятно, подхватил его в одном из сел, где останавливался.

— Сколько времени вам понадобилось, чтобы преодолеть маршрут?

— В среднем его проходят за 155 дней. Я справился за 72.

— Вы стремились пройти Большой гималайский путь за рекордно короткое время?

— Нет, такую цель не ставил. Ведь нынешний рекорд, установленный двумя трейлранерамы (бегунами по пересеченной местности и горным тропам) — 33 дня. Их задачей было бежать с маленькой бутылочкой воды. Всю остальную работу выполняла группа помощников-непальцев: они несли вещи, обустраивали места для отдыха, готовили пищу. Я не трейлранер, у меня нет средств, чтобы нанимать помощников. И я не хочу этого делать: мне нравится все решать и делать самому, а не перекладывать на шерпов.

Виталий Дячук: «После возвращения с войны меня спасали горы»

— Сколько вы потратили денег на эту экспедицию?

— Примерно восемь тысяч долларов. Кстати, если бы я решил попробовать подняться на Эверест, то понадобилось бы раз в 10 больше денег. Учтите также, что там побывали уже около 10 тысяч человек, среди них и украинцы. Наши соотечественники покорили все высочайшие горы Земли (более восьми тысяч метров). А Большой гималайский путь на сегодняшний день преодолели то ли 95, то ли 96 человек. И до меня среди них не было ни одного украинца. Собственно, из-за всех этих причин я выбрал Большой гималайский путь.

После его прохождения почувствовал, что немного одичал: увеличился уровень агрессивности, временно потерял чувство юмора — не понимал, когда люди шутили. Но эти последствия экстремальной экспедиции уже прошли.

Ранее «ФАКТЫ» рассказывали о ветеране АТО Ольге Бенде, которая, потеряв ногу на войне, на протезе научилась кататься на роликах, освоила серфинг и пробежала марафон Морской пехоты в США, а недавно подарила мужу второго сына.

Фото Елены Максименко с сайта gorgany.com

954

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Следующий материал
Новости партнеров
 

© 1997—2021 «Факты и комментарии®»

Все права на материалы сайта охраняются в соответствии с законодательством Украины.

Материалы под рубриками «Официально», «Новости компаний», «На заметку потребителю», «Инициатива», «Реклама», «Пресс-релиз», «Новости отрасли» а также помеченные значком публикуются на правах рекламы и носят информационно-коммерческий характер.